Явь про «невидимую шапочку», стаю грязных волков, порнопопбаб, гей-охотников и пирожки, или как попасть в сказку…

10 февраля 2010

Посвящается
Фаине Георгиевне Раневской,
Михаилу Александровичу Булгакову
и всем, кто честен перед самим собой…

Глава первая, вступительная (как у всех)

Повезло так повезлооо!!! По телеку увидела — там-то да там-то продаются шапки-невидимки всех размеров, фасонов, расцветок и на разные случаи (свадьба, похороны, заказное убийство, воровство, секс, дорогие концерты, ужин с президентом и т.д.) Ведущие этого теле-магазина Mrs. и Mr. показались мне сначала идиотами, а несколько секунд спустя — гениями! Они разыграли сценку — что можно сделать, одев, например, шапку-невидимку для дорогого концерта. Понятное дело — денег на билет нет, а увидеть жопу Кукыли Мукыли, да что там увидеть — ущипнуть, по-лизать жуть как хочется! И вот вам, пожалуйста, пакетик с шапкой-невидимкой — открываешь — в руках она формы необыкновенной — огромная шерстяная какашка спиралью с завязочками «под горло»(чтоб не свалилась в толпе). Наощупь и взгляд — обычная шапо в стиле Меди Пу-Пу — (также такие носили и в советские временна жены секретарей ЦК). Камера берет крупным планом глаза ведущего — отъезжает — он стоит среди толпы-толпущей — фанатиков, фанатично фанатеющих от своего фанатизма и героизма — жрать будем только через месяц! Mr. смотрит на всех с детской высокомерной ухмылкой (-«а у маеня есть вот чтооо!!!» — и задирает платье на голову) — мол, ну вы и дураки!!! На хрена тратитесь на обман зраения и слуха!! Шапка-невидимка — вот что спасет ваш кошелек!!!Единственный минус — шапка пахнет жутко (фасон предполагает), но это уж дело десятое… Он открывает упаковку и быстро напяливает вязанное говно на свою голову. И исчезает! Я смотрю на это и трясусь от смеха — трюк известный в кинематографе со времен Хичкока! И вокруг все подсадные — расступились, носы позатыкали и пялятся вникуда — туда, где только-что стоял ведущий. Кого-то вырвало прямо на крутой дорогущий «Ив Сен Лоран» — «платье» стукнуло в морду блюющему — мейкап в отключке! Камера наблюдает за пустым местом — оно плавно прорезает толпу — цель понятна — вход на площадку через омоновский контроль. В это время подъезжает куча «скорых помощей» и заталкивает самых нездоровых в машины. Икающие товарищи наскоро продают желающим «лишний билетик» за хи-хикающюю цену — в мозгах только одна мысль — кто подложил такую «свинью» и как жить дальше без имплантированной дорогущей попы? Санитары бегут к главному входу — пронесся смерч — бабули в ледоводворцовых жилетках и страшные дяди валяются на полу, рассматривая свой незамысловатый обед. Я, наконец, упала со стула — слезы градом, предсмертные судороги — смеяться нет сил! Ну киношку сняли!!! Да кто режиссер-то? Оскара ему, Оскара!!! А в это время — уже концерт — дива-дивная — танцует да поет, да только как-то странно подпрыгивает и вместо звуков блаженных утробное выталкивает мычание. И не понимает она, что пляшет с ней рядом не кто иной, а ведущий в шапке-невидимке — и щиплет он ее за зад бриллиантовый и не на кого ей будет в суд подать, да миллионы получить за синяки. Убежала она со сцены. Бежит в гримерку — тюльпаны да ананасы завяли сразу — валит ее что-то невидимое на диван, и целует ее в губы еще пока молодые, и в ухо напевает ей чужую мелодию, а она старается крикнуть — «It’s not my song!!!», а получается «Ы-Ы-Ы-Ы-Ы !!!» вперемежку с креветочно-Crystal соусом. И вдруг — оп-па! Mr.ведущий — снял шапку- невидимку — на секунду предстал во всей своей красе пред красой заморской — ей стало совсем худо — вокруг врачи да импресарио в противогазах — попадали в горизонтальное домино — дъявол, чу!, с ума сходим! А ведущий возьми, да при всех как поцулуй певицу в междугрудье! Ну, в общем, я поняла — крутые актеры! Всем бы так играть удивление и страх перед неизвестностью!! Вдруг камера отъезжает от кулуарной ситуации и оказывается в студии, где стоят радостные ведущие — звонко смеются — и тыкают мне в лицо этой шапкой — «Ну, как, видели? Спешите! Осталось очень мало этой продукции!» И на экране — адрес, где можно преобрести этот товар!

Глава вторая. Сосулька.

Я поперхнулась… Никогда не думала, что в «Пассаже» могут продаваться шапки-невидимки! Ну, знаете, если обманули — выброшу телевизор на фиг! На улице питерская зима — одевай каску и калоши до колена! А я думаю — идти-то пять минут — авось пронесет! Не пронесло!!!! На дядю упала сосулька! Прямо у меня на глазах! Я дядю этого не знаю, да и сосулька, к счастью, оказалась младенцем. Все-равно прыгнула на помощь — пробит череп, нет? Нет! Зрачки удовлетворительные, по вискам кровь не струится, да и дядя не дядя, а тетя! Тетя жуткая, но добрая, говорит, -» надо всех руководителей привязать вдоль, говорит, домов, чтоб над каждым сосулька висела эдак в килограмм тридцать, да нагревать осторожно, капля за каплей, китайской пыточкой, поседеют уже минут через десять — от страха какать начнут, молиться будут и зарекаться от управления народом!» Ой, родненькая, как же тебя ударило то сверху, говорю, может карету вызвать да мозг просветить — как бы внутренняя гематома на всю оставшуюся жизнь не повлияла — предсказания апокалипсисов, лечение взглядом психозов и алкоголизма — ведь немало «творческих» личностей появилось после пинков «Молниями» или после того, как захлебнулись в собственном эго… И, вдруг, я вспомнила вечную мудрость великого хасидского праведника раби Нахмана из Брацлава — «Посвяти себя тому, чтобы делать добро, — и зло исчезнет само собой»(из сборника сочинений Сихот Гаран, 12). Я же шла за шапочкой-невидимочкой!!! Тетя жива, от госпитализации отказалась — значит могу идтить восвояси! Иду! Иду по проезжей части, так как боюсь раньше времени крякнуть от удара сталактитом! Благо пробка на дороге — водители ревностно поглядывают на прохожих, которые со скоростью света обгоняют их машины… День выдался солнечный сверху и адский снизу, но — «а я иду, шагаю по ….., и я еще пройти смогу …» Я — добрая!

Глава третья. Лифт над крышей.

Захожу в знаменитый вестибюль торгового дома «Пассаж». Мало кто знает, что на бриллианты надо смотреть только в специальных очках для наблюдения за затмением солнца. Дык нет, не пишут на дверях салона, мол, осторожно, опасная зона! А я думаю, сча-а-ссс, надену шапку- невидимку, да и стыбзю пару каратищ! Зато дома можно будет свет больше не включать! Какая экономия! А на ночь закрывать камешки тряпкой, как клетку с попугаем. Дальше — бутик с чучелами лис, медведей и других красно-книжных животных. Говорят, по ночам они оживают и душатся дорогущим парфюмом из «Рив-Гоша», который напротив. Проверяйте наличие жидкости не отходя от кассы! С этими мыслями подхожу к небольшой толпе людей в середине зала — у кого-то берут интервью — наверное, мобильная блондинка купила колготки- памперсы и теперь рассказывает, как удобно в них на разных патях шампанское хлестать и писать одновременно. Пробираюсь сквозь дорогие и нафуфыренные манекены и вижу — стоят трое мужчин, немного как-то пришиблены чем-то, а так вроде ничего, держатся достойно, думаю, ждут вопросов из публики. Ну, я и спрашиваю — почему такой ажиотаж, кто такие, вроде на знаменитых теноров не похожи — и чавой-то такие скучные и напряженные? А один из них и отвечает — «Извините уж за перфоманс, сиамские близнецы мы!» Хохотали все минут пятнадцать! Я, икая, продолжаю — а в каком, простите, месте вы сиамским, простите, склеены? А другой, что по-выше, и отвечает с достоинством — «Мы связаны невидимой пуповиной!» Тишина длилась вечно. Потом рыдания, мат, плевки, все стали расходится по своим делам. Я же решилась на проверку — и провела руками по вздуху между ними. А они возьми да упади одновременно на колени, как-будто их внезапно гранитной плитой накрыло. Я говорю, чтой-то вы, братцы, падаете без спросу? Или договорились издеваться над честным народом? А они поднялись во весь рост и стоят опять, ждут вопросов. Глаза грустные, слезы наворачиваются, моргают быстро — дабы скрыть ужасное свое положение. А средний, так вообще как-то обмяк. Ой, думаю, что-то здесь не то — чем дальше, тем все трагичнее, как-бы не умерли тут у меня на глазах — вдруг я своими ручонками всю жизненную силу им оборвала? Смотрю, средний порозовел, оправился. Говорю — реакция у вас хорошая! А они отвечают — «Да, это еще ничего!Привыкнуть ко всему можно! Единственным неудобством было, когда в Великую Отечественную нас отправили воевать — в военкомате не поверили в нашу невидимую пуповину. А воевали мы в танковой дивизии. Самое сложное было влезать и вылезать из танка, особенно когда он горит…А еще трудно было с военным приказом на-пра на-ле-е-во! Ша-а-гом арш! Один раз чуть не разорвались насмерть!» И тут я почувствовала такую беспросветную материнскую любовь к этой троице, что расплакалась сквозь блаженную улыбку. Спасибо, говорю, вам за вашу крепкую дружбу и взаимопомощь — вы настоящие братья, держитесь за свою пуповину и не падайте духом! Они благодарно кивнули и пошли к выходу, взявшись еще и за руки… А я пошла к лифту. А в голове еще одна мудрость раби Нахмана — «Улыбайся всегда. И тогда у тебя будет подарок жизни, чтобы преподносить его людям. Бывает, что люди находятся в большой беде и им не с кем поделиться своим горем. Если ты подойдешь к ним с улыбкой на лице, то поддержишь их и дашь им новую жизнь»(Сихот Гаран, 43). Иду, улыбаюсь… Подхожу к лифту, нажимаю на кнопку вызова, жду, лифт незаметно приплыл, остановился и разверзнул свои двери — Прошу, Пани! Я зачем-то поклонилась и зашла в кабину. Нажала на кнопку с цифрой «три» и машина повезла меня вверх. Я уже не раз поднималась на этом лифте на третий этаж этого универмага, поэтому, когда прошло больше 15-ти секунд, а лифт все еще ехал, я стала нервничать — куда выше-то? Вдруг из стен выскочила откидная скамейка (раньше я ее не замечала), а на ней надпись — «сидеть!»(у нас ведь в стране все в приказном порядке — Не курить! Не сорить! Не входить! Не мечтать! Не любить! — на невежливую просьбу всегда хочется ответить еще грубее!) Я присела. И правильно сделала — пол отвалился и улетел вниз шахты. Лифт стал подниматься быстрее. Сердце мое ухнуло в кишечник да там и застряло — тут только я обратила внимание, что стены кабины прозрачные и, сама того не желая, смотрю в ужасе сквозь стены на город прекрасный — вот Спас-на-крови, вот Гостинный двор уменьшается, вот машины, как игрушечные, ездят туда-сюда! Как в страшном сне — когда какое-то наглое любопытство заставляет не закрывать глаза! Чувствую изменения на голове — это седеют мои волосы (очень странное ощущение). Лифт набирает скорось — я держусь за скамейку — ноги болтаются — вниз смотреть мочи нет — ой, как хочется проснуться! Накося, выкуси! Высота, чувствую, уже стратосферная. Город скрылся за черными, гнилыми, распухшими тучами. Ветер дует снизу — еще сильнее подгоняя сволочь-кабину. Ни хрена себе, магазинчик!!! Не нужны мне шапки-невидимки! Отпустите меня домо-о-ой!!! Мама-а-а-а! Ничего мне не надо — ни денег, ни власти — только пусть я окажусь в кровати и проснусь! Я буду паинькой!!! И тут лифт остановился! Я не могу смотреть на это! Я же не космонавт! Без подготовки видеть планету Земля не по телевизору это выше моих сил! Как я дышу? Да я и не дышу вовсе! Я боюсь! Откуда ни возьмись появился пол — а на нем огромный брезентовый мешок. Люди-и-и!!! А делать то нечего. Ситуация или безвыходная, или с выходом… в космос! Я развязала мешок и заглянула внутрь — мешок был полон, а сверху лежала «ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ». Ой, шапочки!!! И если я завтра не попаду в психушку, то это только благодаря моим физическим данным и холодно-расчетливому умищу. В инструкции было листов десять, скрепленных золотой скобкой. На первой странице я сразу прочитала: «Спасибо за покупку!» (а заплатила я своими нервами) и ниже — «Пристегнитесь, закройте глаза и улыбайтесь!». Я оглянулась — и вправду, — ремень, как в самолете. Помня показательные наставления всех стюардесс Мира сего, я защелкнула на своем пузе карабин и в этот самый момент — нет аналога в мире развлечений — лифт сапсаном полетел вниз! Какие там «американские горки», «стрелы» и «резинки»! На помойку!!! Кожа лица вся налезла на лоб, ноздри раздуло, как у бегемота, сердце вылетело из груди и разбилось на тысячу маленьких, с крылышками… Я одной рукой держусь за мешок, а другой стараюсь удержать голову, чтоб не оторвалась и не улетела. Привет, Лунатикам!!! Что-то дзынькнуло, пумкнуло и заскрежетало. Тормоза, заметила про себя я. Сердечки, ссорясь и отталкивая друг друга, пропихнулись обратно под грудную клетку, глазные яблоки впучились в глазницы, кожа на лице заново преобрела первоначальный вид (Ой ли?!). Дверь лифта открылась. Я вывалилась из кабины, до конца жизни наадреналиненная и счастливая! В руках — все тот же мешок. Тяжелый. Я еще раз в него заглянула — внутри куча маленьких разноцветных пакетиков и все та же инструкция. Я почувствовала себя крутым Дедом Морозом и решила посмотреть — кто ждет меня с подарком??? На первой странице все то же «Спасибо за покупку», но ниже была надпись совсем другого содержания — «Инструкция подлежит прочтению и выучиванию наизусть!». И ниже — «Приучай себя к тому, чтобы у тебя были только хорошие мысли. Они совершат с твоим сознанием чудеса!»(раби Нахман, книга Ликутей Могаран, ч.1,21). И я пошла домой…

Глава четвертая. Собака Марла. Инструкция по применению.

Я шла и смотрела на себя со стороны — зрелище не для слабонервных и достойно хоть какой-нибудь несчастной государственной награды — глаза у маня тик-такали по сторонам — есть ли «хвост»?, ноги переставлялись в подпрыжках — два раза с левой, два раза с правой (как в песне про «жука-старика-добряка»), руки держали мешок, который самовольно передвигался впереди меня, и, даже как-то поворачивался и подмигивал — мол, двигай скорей — нас ждут великие дела!!! Какая наглость — мной управляет мешок!!! И, чтобы не навлекать на себя чужую подозрительность, побежала что есть мочи — вот я и дома!! «Ку-ку!! Есть кто в квадратном метре?» Марла — собака — австралийская-сумчатая — вприсядку и с визгом пронеслась мимо (очень часто ее физическая сила просто не вписывается в метраж квартиры) меня и мешка.» Марлундия, глянь!» — притормозила я ее — «Сейчас проведем эксперимент!!!» Собака сразу как-то сникла — вкусным не пахло — и сказала — «Ну, что еще притащила на этот раз?» — и с укоризной так посматривает, ухмыляясь. Я разделась и перетащила мешок в комнату. Марла подошла к мешку, понюхала его и говорит устало — «Не хочу я это надевать!» Я ошарашенно — «а ты откуда в курсе?» — «Да, ниоткуда! Просто так, стебусь!» — отвечает. А я — «Ну-ну! Щас из тебя невидимку сделаю, тогда посмотрим, кто тут из нас «стебусь-кусь-кусь»». Марла тут-же стала рыться в своей сумке — как-будто ей нет дела до меня — начала вытаскивать какието шнурки, тапок, сахарные прошлогодние косточки, голову от моего плюшевого зайца, пробку от шампанского (и как у нее все это помещается!) — «Ну, надо же! А я думаю, куда это плюшевая башка подевалась?» — дурой прикидывается, сама с собой разговаривает. А я ей в ответ — мусик-пусик-тритатусик!, кушик-мышик-марлусушик! — в ноздри дую, за ухами почесываю — извиняюсь! «Сволочь я — кусай свою хозяйку!» А она — в улыбку морду свою превратила и как лезнет меня по всей длинне моего лица! Ладно, говорю, давай инструкцию для начала по-читаем! Марла стразу залезла мордой в мешок и через секунду выудила от-туда, исписанные крупным печатным красным почерком, а-четырные листы в золотой оправе. Выплюнув инструкцию на пол, она перебралась на диван, а я взяла документ в руки — и вот что я прочитала:

ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ ШАПОК-НЕВИДИМОК В БЫТУ И ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ СИТУАЦИЯХ.

ПРАВИЛА И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ:

  1. Никогда не надевать шапку-невидимку без причины (иначе пользователь потеряет себя из виду навсегда)
  2. Никогда не надевать шапку-невидимку шиворот-на-выворот (иначе Вы будете передвигаться вниз головой)
  3. Шапку-невидимку не стирать (шапка-невидимка растворится и ее дух будет преследовать Вас всю оставшуюся жизнь)
  4. Никогда не передавать шапку-невидимку «вторым»,»третьим», «четвертым» и т.д. лицам (все оставшиеся шапки-невидимки автоматически переходят «третьим»и тд. лицам)
  5. Не бросаться шапками-невидимками «вверх» на праздниках (можете ее не поймать — в воздухе, через 2 секунды шапка-невидимка превращается в кирпич)
  6. Никому не рассказывать про действие шапки-невидимки (никто не поверит)
  7. Никогда не надевать сразу несколько шапок-невидимок (большая вероятность раздвоения, разтроения и т.д. личности, вплоть до взрыва ее на молекулы)
  8. Никогда не надевать просроченные (дата окончания эффекта стоит на упаковке) или деформированные модели (при снятии шапки-невидимки Ваши внутренние органы и внешний вид может оказаться в хаотичном состоянии)
  9. Никогда не надевать шапки-невидимки на руки или на ноги (чувствительность рук или ног исчезает навсегда)
  10. Никогда не закрывать шапками-невидимками неодушевленные предметы (предметы обретут душу — надо это Вам?)
  11. Никогда не класть внутрь шапки-невидимки посторонние предметы, кроме своей головы (предметы исчезнут, но вскоре вырастут у Вас на голове)
  12. Никогда не засыпать в шапке-невидимке (Вы надолго уснете летаргическим сном — невидимый — и никто об этом не узнает!)
  13. Никогда не ругать шапку-невидимку (шапка-невидимка все слышит и может обидеться)
  14. Никогда не оставлять шапку-невидимку одну-одинешеньку отдельно от упаковки (ее может присвоить кто-нибудь другой — см. № 4)
  15. Никогда не выкидывать шапку-невидимку после использования в общий мусорный бак (шапка-невидимка самоуничтожается сразу после окончания срока действия)
  16. Никогда не плавайте в шапке-невидимке (шапка-невидимка жуть как боится воды и всяких морских гадов)
  17. Никогда не надевайте шапку-невидимку на животных, птиц и растения (произойдет моментальная их реинкарнация — Вашему удивлению не будет предела!)
  18. Никогда не разрезайте, не перешивайте, не потрошите шапки-невидимки (результат окажется для Вас плачевным)
  19. Никогда не пробуйте на вкус шапки-невидимки (когда в последний раз Вы ели Вашу шапку?)
  20. Никогда не надевайте шапку-невидимку в период беременности и лактации (ребенок родится вполне здоровым, но невидимым, а молоко превратится в клей «Момент» — ха-ха-ха!)
  21. Никогда не смотритесь в зеркало, надев шапку-невидимку (видеть свои внутренности сможет не каждый)
  22. Никогда не носите шапку-невидимку в момент эрекции (момент затянется, ой, как надолго!)
  23. Никогда не надевайте шапку-невидимку в сауне ( замерзнете до смерти!)
  24. Никогда не надевайте шапку-невидимку, будучи больным (шапка заболеет — замучаетесь ее лечить!)
  25. Никогда не целуйте шапку-невидимку на радостях (материал шапки останется на Ваших губах навсегда!)

ОФОНАРЕТЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Интересно, а можно ли эти шапки-невидимки кому-нибудь специально подбрасывать? — спросила я у Марлы, — ну, от злости или ненависти к отдельным персонажам — раз! — и сволочь напяливает шапку-невидимку шиворот-на-выворот — секунда — и она (сволочь) быстренько переворачивается с ног на голову!!! Что такое, блин, происходит! — орет подонок, а сам головою об пол трется, на ноги пытается свое тело поставить. Не-ре-аль-но!!! Пена изо рта течет, кровь глаза волной накрыла, все внутренности, как были, — все норовят в череп пробраться — сила притяжения, как-никак… И вот этот гад помирает. И больше не будет он насиловать детей, и больше не будет он стрелять по прохожим, и больше не будет он петь под фонограмму, и больше не будет он воровать у своего народа! Он сдох!

«Шапок, на хрен, не напасешься» — с пафосом ответила Марла. А я на себя в зеркало смотрю — рожа перекошена, руки трясутся — как-будто все наяву случилось, — и страшно стало за свои слова — ведь сбыться смогут мысли то. «Ой, не давайте ей шапку-невидимку в руки — пол-Мира угробит — фамилии не спросит!!» — фальшиво- фольклерными нотками обгавкала меня МОЯ собака. — Да нет, бУду я фамилию спрашивать, еще кАк буду! Потому что есть «фамилии» о-о-очень известные и гадят они, эти «Фамилии», о-о-очень вонюче, поэтому — «Вот твоя шапочка! А лучше три шапочки одновременно!» — и пиар-личность взрывается на молекулы!!!

«Эх, терминаторша, читай дальше инструкцию, а то вдруг что не так, а ты на взводе — шашкой наголо размахиваешь — заденешь еще за шапкино «живое» — хлопот не оберешься!» — мудро растянулась по всей длинне дивана королева Марла. Когда я вижу этот сумчатый живот, эти четыре лапы-вверх-и-в-стороны-растопыры, морду в чеширской улыбке — я мгновенно прихожу в себя — злость и ненависть моментально улетучиваются в Лас-Пупышево. Засунув в Марлину сумку голову, я представила себя ее щенком — маленьким, немощным, слепым и родным! Как же хорошо! Подышав немного молочно-песьим запахом, я пришла к выводу, что жутко хочу есть!